denalt (denalt) wrote,
denalt
denalt

Categories:

Американское "христианство" убивает народы

Корея давно интересна демографам тем, что последовательно оправдывает самые мрачные демографические прогнозы и бьет все возможные «рекорды».
Когда в декабре 2016 года Статистическое управление Кореи подготовило свой демографический прогноз на 2016–2065 годы, его прогнозы уже были довольно мрачными. Предполагалось, что в 2031 году численность населения достигнет пика и составит 53 миллиона человек (по сравнению с 51 миллионами в настоящее время), а затем сократится до 43 миллионов в 2065 году. Согласно прогнозам, в 2020 году в Южной Корее должно было родится 410 тыс детей, а естественный прирост населения прекратился бы только после завершения 2020-х годов.
Четыре года спустя уже можно увидеть, насколько оптимистичны были эти прогнозы. Число рождений в стране упало ниже отметки 400 тыс уже в следующем 2017 году и с тех пор ежегодно снижается. В 2018 году Южная Корея стала первой страной на планете, которая опустилась ниже "психологически значимой" отметки суммарного коэффициента рождаемости СКР достигнув 0,98.
В 2019 г. спад рождаемости продолжился — едва удалось превысить 300 тыс рождений. И, наконец, в 2020 г. смертность (307 тыс) превысила рождаемость — 275 тыс. СКР по предварительным оценкам составит 0,83-0,84. В Сеуле уже и 0.56-0.58.
По стране количества рождений за 10 лет сократилось на 52%.
Эта реальность гораздо более пессимистична, чем самый низкий прогноз Статистического управления Кореи в 2016 г. Тогда самый низкий прогноз составлял 360 тыс. рождений в 2020 году. Следовательно, теперь мы должны ускорить сокращение численности населения Южной Кореи на десятилетие и использовать ее самые низкие прогнозы роста. Хорошо если в Южной Корее родиться 200 тыс. детей в 2030 году; к 2065 году население будет от 30 до 32 миллионов человек - почти половина населения страны через 45 лет вымрет.
Все это довольно жуткие цифры показывающие, что в депопуляции дна нет и падение может продолжаться. В конце-концов я в прошлом своем посте приводил пример 100миллионного китайского региона где СКР ниже чем в Сеуле.
Но Корея меня как человека занимающегося демографией привлекала и своего рода загадкой — в мире, исключая достаточно малочисленных евреев-иудеев самая пожалуй благополучная в плане чадородия конфессия это протестанты. Среди них хватает фанатичных в плане рождаемости сектантских групп вроде описанных мною лестадианцев, да и СКР по протестантским Скандинавии, США, Британии, Австралии и Новой Зеландии составляет десятилетиями вполне приличные цифры в 1,6-2,0. Соответственно, непонятно каким образом единственная восточноазиатская страна где протестанты уже на 2015 г. составляли почти 20%, а еще 8% были христиане-католики (при 56 % атеистов-конфуциан и 15,5 % буддистов) умудряется держать лидерство в мире по падению рождаемости «обогнав» ту же языческую Японию с ее СКР в 1,4?
Признаюсь честно — я думал, что дело в атеистах и буддистах которые совсем не рожают в то время как рождаемость «христианской» части составляет хотя бы традиционный для протестантского мира минимум в 1,6-1,7 и когда в силу такой разницы в рождениях, а также продолжающемуся процессу обращения в христиан атеистов-конфуциан и буддистов, христиан станет более половины, тут то падение численности и замедлится и будущее Кореи не столь уж и безнадежно. Наоборот — покажут всей Восточной Азии и прежде всего Китаю выход из демографической ямы через религиозную рождаемость — благо там хватает неопротестантских подпольных сект - в том числе и корейского происхождения… Так я думал, но реальность развеяла мои иллюзии. Оказалось что не всякое «христианство» полезно, особенно это касается псевдохристианских культов сконструированных в США специально для стран Третьего мира...
На протяжении десятилетий Южная Корея была примером христианского роста и успеха в Восточной Азии. Широко превозносимая и прославляемая за силу веры в стране, Корея была примером для академиков и журналистов, когда обсуждают рост христианства за пределами Запада.
От документального фильма Би-би-си «История христианства» до статей о геополитическом анализе в «Дипломате» часто упоминается Сеульская Церковь Полного Евангелия Ёыйдо, 830 тыс. прихожан которой собраны на десятки богослужений в одной гигантской мегацеркови, используемой как сияющий пример христианской активности в Восточной Азии. Корейское христианство бурно росло во второй половине 20 - го века, совпадая с стремительным упадком той же веры в большей части стран Запада.
Корея, когда-то страна, где католические миряне вырастили свою собственную церковь без священников и политая кровью сотен мученнико в прошлые века, теперь посылает десятки тысяч миссионеров в год по всему остальному миру. Будучи нацией с населением 50 миллионов человек, она сейчас занимает второе место в мире по отправке миссионеров, уступая только США. Известно, что корейцы ревностны в своей вере как в Корее, так и за ее пределами. «Согласно официальной правительственной статистике, число протестантских церквей на 2012 год составило 77 000, что более чем в три раза превышает количество магазинов в стране», - сообщила The Korea Herald в 2014 году. Это означает соотношение церквей 1 к 660 корейцам.
Но не протестантам, ни католикам не удалось создать культуру жизни и продолжения рода не только в корейском обществе в целом, но и в самой церкви. Сегодня Корея - это место самого быстрого демографического спада в истории. Ни для одного демографа это не новость, но вопрос в том, почему Сеул известен своими десятками тысяч неоновых крестов, освещающих его ночной горизонт и множеством церквей, усеивающих городской пейзаж и при этом столь бесплоден? Как может самая христианская страна Восточной Азии быть государством, наименее дружелюбным к детям и браку?
Примечательно, что после первых лет стремительного роста числа верующих крещения детей теперь резко сокращаются, а количество браков сокращается в процентах, выражаемых двузначными числами, из года в год, повторяя общенациональную тенденцию. Протестантские пасторы жалуются, что их церкви стали «прибежищами для стариков», поскольку цифры показывают, что почти 20 процентов прихожан старше 65 лет, а количество молодых людей, принадлежащих к какой-либо религии или даже проявляющих какой-либо интерес к религии, в Корее сокращается. Религиозная принадлежность постоянно растет для людей старше 60 лет, но будущее - это молодежь, а корейское христианство быстро стареет.
Вместо этого массово привлекают корейскую молодежь радикальный феминизм и ЛГБТ-движения. Фестиваль гей-прайда / ЛГБТ-культуры в Сеуле, который когда-то подвергался цензуре и игнорированию, теперь привлекает сотни тысяч молодых людей марширующих по центру Сеула под звуки американского хип-хопа, которые слышат все. Феминистские марши легко привлекают 100 тыс молодых женщин и вызывают огромные дебаты в Интернете, причем каждые два месяца в стране происходят «гендерные войны» в Интернете, натравливая корейских мужчин против женщин. Протестующие, которые выступили против Сеульского фестиваля ЛГБТ, имели средний возраст 55 лет, и стоявшие напротив них молодые оппоненты высмеивали их. Можно констатировать, что культурную войну за молодое поколение корейские христиане уже проиграли.
Легендарное «христианское плодородие» в Корее не работает. Фактически, корейские протестантские церкви, привели к снижению рождаемости в 1960-х и 1970-х годах т.к. прославляли планирование семьи и контрацепцию как символы успеха Запада.
Исследование показало, что уровень рождаемости мало различается у светских, буддистских, протестантских и католических корейцев. В 2005 году СКР светских корейцев составлял 1,3, в то время как у католиков и протестантов СКР составлял 1,36 и 1,39 на женщину. Буддисты — традиционно наименее успешные из мировых религий в плане деторождения и те имели СКП в 1,43! Пятнадцать лет спустя корейский национальный СКР упал ниже 1. Разумно предположить, что такое же снижение характерно и для корейских христиан.
В чем же причина?
Дело в том, что на пути христианского роста в Южной Корее в вероучение закрался своего рода шаманизм. В Корее, как и в Америке, в протестантском христианстве наблюдался астрономический рост одной конкретной версии христианства - неопятидесятничества, в виде так называемого «евангелия процветания». Телеевангелисты проповедуют его во всем мире по христианским телевизионным сетям (например, TBN и Daystar).
Нигде «евангелие процветания» не привлекало массы больше, чем в Южной Корее. Только что выйдя из войны, Корея находилась в фазе экономического восстановления и развития. Обнищавшие корейцы считали Америку символом надежды, процветания и успеха. Но вместе с этим пришло и американское «христианство на экспорт».
Больше всего корейцев заинтересовала вера в то, что посещение церкви - это символ социальной мобильности. Если вы присоединитесь к церкви и регулярно приносите ей десятину, она многократно возместит вам это финансовым успехом и благословением на здоровье (на ум приходит американская концепция «семенной веры», которую многие телеевангелисты представляют).
Эти верования на самом деле имеют мало отношения к догматике нормально христианства в любом из трех основных изводов зато идеально коррелируют с восточноазиатскими народными религиями - шаманскими верованиями в молитвы о богатстве и процветании. Церкви и присоединение к ним стали символом социального статуса, возможностью объединиться и приумножить личное богатство, а отнюдь не служить Богу. Зато многие корейские церкви стали мощными и известными привлекая все новых почитателей. Мегацеркови появились точно так же, как в Америке, со знаменитыми пасторами, проповедующими на стадионе прихожанам, одновременно со скандалами со священниками совершающими финансовые мошенничества. Церковь Полного Евангелия Ёыйдо, а также пресвитерианская церковь Соманг, духовный дом бывшего президента Кореи Ли Мён Бака (ныне признанного виновным в коррупции) и одна из самых могущественных мегацерквей страны - все они относятся к этой категории. Они огромны, влиятельны и полны коррупционных скандалов. Оно и не удивительно учитывая что служение Мамоне было заложено в догматику харизматов-неопятидесятников принявших «Евангелие процветание». Фактически в середине ХХ века в США было изобретено глумление над базовыми христианскими догматами и ценностями которое затем совершило триумфальное шествие по миру.
Корейские протестанты так сильно смотрели на Америку, что когда американская одержимость контролем над мировым населением в 1960-х достигла корейских берегов, протестантские пасторы активно поощряли своих женщин обнимать меньшие семьи и использовать противозачаточные средства, что для христианства жуткий нонсенс. Это совпало с государственной кампанией по планированию семьи в то время, и для многих пасторов сокращение размера семьи было равно исполнению национального долга и патриотизма.
Более того, у меньших семей был более высокий уровень жизни, что полностью соответствует Евангелию процветания. Аборты легко допускались как часть государственной кампании по планированию семьи, и вскоре количество абортов в Корее намного превысило количество рождений каждый год.
Не менее извращен и корейский католицизм. Он хорошо известен своей версией теологии освобождения, называемой Минджунг (народ), которая появилась в 1950-х и 60-х годах после войны. Теология Минджунг фокусируется на борьбе бедняков, таких как крестьяне и рабочие, и призывает к их освобождению. Это было солидарно со многими движениями теологии освобождения в мире, особенно с латиноамериканской версией. Вот почему сегодня многие корейские священники, которые являются последователями теологии Минджунг, все еще больше сосредоточены на левых мотивах, таких как мирный диалог с Северной Кореей и экологических проблемах, а не на такой ерунде как чадородие. Впрочем как раз кризис католицизма и упадок рождаемости там в этом блоге разбирался не раз. Теперь вот руки дошли и до неопротестантов...
В прошедшем году Верховный суд Кореи, набитый либеральными судьями, выбранными президентом-католиком Мун Чжэ Ином, вынес решение в пользу отмены никогда не соблюдавшегося запрета в Кореи на аборты, закон, который формально действует с 1953 года. Легализация абортов в том числе на поздних сроках это конечно то, что необходимо вымирающей Корее…
Подводя итоги отмечу, что Южную Корею ждет ужасное демографическое будущее. Американская «лайт-версия христианства», что называется для слабых духом убивает еще надежней чем традиционно антинаталистский атеизм. В судьбе Кореи оно сыграло роковую роль, а ядовитые семена корейские неопротестанты распространили по миру заразив Африку, Латинскую Америку и Восточную Европу — прежде всего Украину (смотрим Турчинова ага и не только). У нас ядовитые семена восходят прежде всего на ДВ. Замечу, что те же иеговисты вылупились из этой песочницы. Очень здорово что их у нас давят. Пора бы взяться и за прочих харизматов - уж поверьте коррупции, насилия над личностью и сексуальных скандалов в этих с порзволения сказать "церквях" будет предостаточно. Консерваторы будьте бдительны! Не все религии одинаково полезны…
ЗЫ: в тему приглашаются камрады stranger233 united_south legion_ix acer120 и denisnuga - они кажется испытывали иллюзии в в связи с ростом неопятидесятничества в развивающихся странах. Увы...
Tags: Африка, Восточная Азия, Китай, Латинская Америка, США, демография, история, общество, политика, прогнозы, разное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 361 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal